Героин — Lurkmore

Героин

Выбери жизнь. Выбери работу. Выбери карьеру. Выбери семью. Выбери огромный телевизор, выбери стиральные машины, автомобили, проигрыватели компакт-дисков и электрические консервные ножи. Выбери хорошее здоровье, низкий уровень холестерина и стоматологическую страховку. Выбери недвижимость и платежи по фиксированной ставке. Выбери первый дом. Выбери друзей. Выбери спортивную одежду и чемоданы одного цвета. Выбери костюм-тройку в кредит из материала на твой, блядь, выбор. Выбери вариант «сделай сам» и раздумья утром в воскресенье о том, кто ты такой. Выбери этот диван, развались на нем и смотри отупляющие, жалкие игровые шоу, набивая рот едой из супермаркета. Выбери загнивание в конце жизни, проебывая последнее в жалком доме, когда не остается ничего, кроме позора перед эгоистичными ублюдками, которых ты нарожал, чтобы занять после тебя место. Выбери свое будущее. Выбери жизнь. Но зачем мне это? Я решил не выбирать жизнь. Я выбрал кое-что другое… А причины? Причин нет. Кому нужны причины, когда есть героин?

Героин (от лат. heroicus — сильнодействующий), он же диацетилморфин, он же чёрный, он же белый, герыч, герасим, герман, гертруда, гердос, герондос, гера, медленный, грязный, джанк, хмурый, тихий, шершавый, гречка и так далее — наркотик из семейства опиатов, в своё время синтезированный компанией Bayer в качестве более дешевого, удобного и не вызывающего привыкания заменителя морфина и продававшийся как средство от кашля. Впоследствии выяснилось, что героином можно лечить ещё и болезненно возросшие половые потребности, нимфоманию, идиотию, маниакальные галлюцинации, склероз, грипп, сердечные жалобы и многие другие болезни. Поциент при таком лечении перестает обращать внимание на все эти мелочи.

Героин — альфа и омега наркомании. Говоря «наркоман», мы в 95% случаев подразумеваем наркомана героинового или, в общем и целом, наркомана опиатного.

Содержание

[править] Экскурс в историю

Прогнивший Запад, как водится, и тут выступал вместилищем греховного: морфиновая «армейская болезнь» стала своеобразным мемом Американской ГВ, а в викторианской Англии опиум можно было свободно купить на каждом шагу, и, по слухам, его не чурались даже премьер-министры. Во время Первой Мировой на просторах Туманного Альбиона шёл период под названием « The Great Binge » — курили и кололись все кому не лень. Fortnum & Mason (тот самый, в двух шагах от Пикадилли), ныне славящийся среди туристов различными сортами чая, варенья и прочих limited edition плюшек, производящихся Принцами Уэльскими, в то время продавал и подарочный набор солдатику на фронт — шприц, иглы, ну и, естественно, сабж.

Существует расхожее мнение, что Богоизбранная Страна порока этого в сколь бы то ни было значимых масштабах была лишена. Однако Михаил Афанасьевич имеет немало сказать по этому поводу — хоть, надо сказать, масштабы и вправду были несоизмеримы: провинция-с. Когда поле у реки стало восходить красным, народу поначалу было немного не до того, но после того как Совку, в числе немногих, был дан официяльный™ аусвайс на экспорт опия от ООН, начался второй виток…

Явление опийной наркомании в Этой Стране наблюдалось ещё с позднего совка, но массово — с момента, когда стало можно ВСЁ, а с охваченного войнами Афгана через фактически исчезнувшие границы хлынул поток зелья. Курьерами были (и остаются) в основном таджики, а продавцами — цыгане, которые на этом деле быстро богатели и строили себе характерные двух-трёхэтажные дома из красного кирпича. В то время такие дома с вероятностью 90% означали точку (оставшиеся 10% — какого-нибудь «авторитета», но это уже совсем другая история).

В разных городах и весях нашей обширной страны дата начала пиздеца разнится. Так, в обоих ДС стартом было начало последнего десятилетия XX века, распространение было в основном среди богатеньких буратин. В других крупных городах (особенно Сибири и Урала — на путях транзита из Афгана) это была середина 90-х. В 1998 трупы синюшной окраски со шприцем в руке стали появляться уже абсолютно во всех городах, посёлках и деревнях всех регионов. По двум причинам (подорожание сабжа и околевание большинства подсевших в 90-е) эпидемия несколько спала к середине нулевых, но не закончилась. Выжившие, а также новоиспечённые упорыши стали искать — ИЧСХ, нашли — альтернативы хмурому. О них вы тоже сможете прочесть в этой статье.

[править] Действие

Воздействуя на те же самые опиатные рецепторы, на которые воздействуют эндорфины, «естественные наркотики» человеческого организма, героин дарит потребителю так называемый «кайф» — иллюзию счастья, «концентрированное блаженство, равного которому найти трудно — все остальные человеческие радости меркнут перед героином» и превращает его (человека) в залипающий овощ с сомнительными (для первого раза) ощущениями. Потом, правда, люди втягиваются и даже начинают получать удовольствие от процесса. Сомнений насчёт ощущений уже не остаётся, как и не остаётся их насчёт того, что настоящего счастья в жизни уже не будет, а будет жизнь белки в колесе. Да, за всё в этом мире приходится платить, и плата за использование героина тоже очень и очень концентрированная.

К слову, почти у всех людей первая инъекция героина вызывает рвоту и малоприятное отупение — поэтому люди смело повторяют опыт, так как ни внеземного блаженства, ни страшной кары после первого раза не наступило, и в итоге через неделю или месяц с удивлением замечают, что сидят на системе. Да и блевать под героином очень приятно.

Кстати, героин также можно колоть внутримышечно, подкожно, его можно нюхать или курить, можно употреблять путем скарификации (втирания в раны), а можно просто водичкой розбодяжить и ввести в ротовое отверстие с последующим проглатыванием, если не хватает ума использовать оное отверстие по назначению и хочется совсем особых приключений. 99% таких исследователей, кстати, в итоге все равно пускают по вене. Но ты не такой, ты не подсядешь, ты волевой, ты только попробуешь.

с первого раза ты нихуя не поймешь, на приходе будет шум в ушах и ощущение толчка в груди — это и будет приход, но только твое тело его пока не понимает так, как надо, тяга может и будет, хрен знает, я первые разы нюхал, когда кололся, все равно тяги не было такой как после нескольких уколов, в том то и фишка геры, что пока тебя не прет с нее, ты не нарк по сути, а чтобы поперло надо вмазаться хотя бы раза 3; а вообще обычный приход это — укол, потом 1 секунда — ничего (как раз зажимаешь место прокола) и тут бам, начинается все в груди, или если ломает в ногах или спине, разливается тепло по всему телу и расслабление, особенно если с кумаров снимаешься, иногда ощущаешь сладковатый, приятный привкус в горле или на языке, если хорошо поставился может даже расплываться в глазах. приход длится где-то секунды 3-5, потом начинается уже тяга, тело одновременно легкое и тяжелое, этакая свинцовая легкость, движения становятся точными и плавными, мысли конкретными и собранными, появляется скилл одновременного слушания кого-то и размышления о своем, очень доставляет, иногда, когда залипаешь в голове взрываются десятки маленьких фейерверков — самая офигенная в тяге вещь, все легко, не устаешь, становишься общительным, легко знакомишься с людьми, много куришь, залипаешь, перед глазами мелькают сны наяву, образы всякие, картинки, если сильно залипнешь то прям сон видишь, но не спишь, а просто сидишь с закрытыми глазами, иногда чешешься, чесаться доставляет, становишься очень находчивым в словах, сравнениях, выражениях очень сильно это нравилось в герыче, не знаю почему, но очень сильно нравишься тян, наверное из-за этого самого врезанного поведения, во время прухи иногда приотпускает и уже думаешь что тебя не прет, но стоит присесть, закурить сигарету и пруха начинается с новой силой, прет долго, поспишь на утро встаешь и еще подпирает, есть силы доехать до барыги и взять еще порошка, и так по кругу, пока не надоест или пока есть силы

А ещё ты не можешь банально кончить во время коитуса со своей подругой, что на первых порах доставляет. Ей — ещё больше. А потом? Потом тебе она станет не нужна.

[править] Зависимость и казни египетские, с нею связанные

Двач, я употребляю героин четыре месяца. Люто, бешено доставляет. Зависимости никакой. Рекомендую.

Героин, как и другие опиаты, вызывает сильнейшую физиологическую зависимость, встраиваясь в обмен веществ наркомана и подменяя собой те самые эндорфины, которые организм (более мудрый, чем его владелец) в ахуе перестает вырабатывать, чтобы не допустить чрезмерного угнетения дыхательного центра. Эндорфины в организме в норме регулируют силу болевых ощущений, затормаживая проведение болевых импульсов. Когда эндорфинов становится много, организм активирует другие механизмы, которые одолевают торможение со стороны эндорфинов: в синапсах снижется количество опиатных рецепторов и увеличивается синтез аденилатциклазы (вещество, участвующее в проведении болевых импульсов через синапсы). В результате чего болевая чувствительность оказывается без тормозов. Точнее без естественных тормозов: для нормального функционирования нервной системы требуется колоться всё больше и больше, тормозя болевые ощущения искусственно. Если вовремя не будет произведено внутривенное упарывание, организм начинает мощно бунтовать — это состояние называется абстинентным синдромом, а проще выражаясь — абстягой. Легкая абстяга называется кумарами и напоминает простуду. Затем абстинентный синдром начинает проявлять себя во всей красе, и кумары переходят в ломку. Разница между кумарами и ломкой (насухую, то есть без облегчающих состояние веществ) — примерно как между чистилищем и адом, и если вы хоть раз болели тяжёлым «желудочным» гриппом с лихорадкой, рвотой, поносом, сильными болями в мышцах и суставах, то просто умножьте это состояние на три и мысленно продлите дней на пять-шесть. А потом прибавьте полнейшее отсутствие аппетита и чудовищную депрессию в течение ещё этак месяца (помним про «сгоревшие» рецепторы, да?). Если торчок выдержал все эти изуверства, которые проделывал с ним его же собственный организм — у него есть шанс выздороветь. Небольшой. Большинство, переломавшись, даже после длительного перерыва рано или поздно начинает опять. Потому что 80% привыкания — отнюдь не боязнь ломки, а желание кайфа, уже наглухо отпечатавшееся в подкорке.

Вспомни все случаи в своей жизни, когда ты испытывал страх, сильный страх. Кто-то крадётся сзади, когда ты думаешь, что один, и кричит, чтобы напугать тебя. Шайка хулиганов смыкает вокруг тебя кольцо. Ты падаешь во сне с большой высоты или стоишь на самом краю отвесной скалы. Кто-то держит тебя под водой, ты чувствуешь, что дыхание прерывается, и рвёшься, пробиваешься, хватаешься руками, чтобы выбраться на поверхность. Ты теряешь контроль над автомобилем и видишь, как стена мчится навстречу твоему беззвучному крику. Собери в одну кучу все эти сдавливающие грудь ужасы и ощути их сразу, одновременно, час за часом и день за днём. Вообрази вдобавок всю боль, когда-то испытанную тобой: ожог горячим маслом, острый осколок стекла, сломанную кость, шуршание гравия, когда ты падаешь зимой на ухабистой дороге, головную боль, боль в ухе и зубную боль. Сложи их вместе — защемление паха, пронзительные вопли от острой боли в желудке — и почувствуй их все сразу, час за часом и день за днём. Затем подумай обо всех перенесённых тобой душевных муках — смерть любимого человека, отказ возлюбленной. Вспомни неудачи и стыд, невыразимо горькие угрызения совести. Добавь к ним пронзающие сердце несчастья и горести и ощути их все сразу, час за часом и день за днём. Всё это и есть ломка при прекращении приёма героина. Ломка — это жизнь с содранной кожей.

Максимум через пять лет отдают концы. Хотя некто Берроуз (не тот, о котором ты сразу подумал) продержался сильно подольше, можешь попробовать повторить его подвиг, в любом случае ты поможешь проблеме перенаселённости… Или вот Эл Йоргенсен — сидел и на герыче, и на коксе почти двадцать лет, чуть не откинул коньки в начале нулевых, но выжил и живёт поныне, даже несмотря на то, что бухает как сантехник. Многое зависит от порошка и «порядочности» барыги. Кстати, Дельфин жив. До сих пор. И песни поёт, и концерты даёт! Улыбаемся и машем, незачем человека расстраивать, всё и без нас произойдет.

Нет на свете существа более порочного, опасного и способного на любой кошмар ради добычи заветной порции порошочка, чем опиюшник на кумарах, я гарантирую это! Или на тупое суицидальное преступление. Здоровье-то у нарика не очень, на Ганзе долго ходил упорный слушок про убиение двоих из обычной пневмы, из которой и ворону-то не всегда уложишь (другой вариант слуха — увезли в реанимацию из-за того, что говённые нариковские рёбрышки от пулек полопались на острые осколки, третий — что ничего подобного и близко вообще никогда на свете не происходило).

С другой стороны, организм торчка или обычного алкаша иногда может показывать удивительную выносливость — тут раз на раз не приходится. В целом, мы можем ждать устойчивости к боли, но отсутствия банальной прочности костей и силы мышц. Выносливость выносливостью, но физическое воздействие уколов на вены никто не отменял. Так что, даже выносливого нарка можно невозбранно запиздить, и он не сможет дать сдачи. Поэтому есть вероятность, стремящаяся к единице, что у вышедшего на дело наркомана будет с собой ножик или перцовый спрей, а то и короткоствол, да и нападать он вряд ли в лицо будет.

По закону вселенской подлости возрастает, у разных нарков разными темпами, толерантность организма, которому совсем не нравится быть овощем с опасностью остановки дыхания — а значит, дозу со временем придётся увеличить, что приводит к повышенным финансовым затратам и общему износу печени, почек и прочего гнилого наркоманского ливера. Вот ты думаешь, что к тому моменту вещество уже давно перестаёт доставлять кайф, а наркоман «на системе» колет наркотик только для того, чтобы избежать ломки. Это заблуждение — в действительности наркотик раскрывает себя во всей красе: если начинающему непонятно, что хорошего в этом тупняке, то наркоман со стажем после раскумарки ощущает, что он сделал всё правильно, и это закрепляется мощными условными рефлексами, а сам кайф уходит на второй план, но зато появляется смысл жизни: опиаты, с которыми не кумарит и не нужно думать. По той же самой причине продолжают ширяться и люди, которых посадили на иглу насильно (для этого достаточно ввести в вену наркотик всего 1—2 раза в сутки в течение месяцочка).

Героин, как и все опиаты, подавляет моторику кишечника, так что запор — обычное состояние как следует упоровшегося наркомана. Сокращаются кольцевые мышцы, в том числе ануса, что превращает процесс дефекации в непростое занятие. Ссать, кстати, тоже трудно. При ломке наркоманский организм наверстает своё и будет дристать так, что есть серьёзный риск разрезать унитаз пополам тугой струёй кровавого поноса под давлением.

Как и все опиаты, героин при передозировке подавляет дыхание — вплоть до полной его остановки, а передознуться этой дрянью не просто легко, а очень легко. Практически ни один наркоман не умер от ломки (боли при ломке фантомные, реально организму ничто не угрожает), а вот от передоза их передохло подавляющее большинство, и передохнет ещё больше. Невелика потеря, скажем прямо, аминь. Собственно говоря, опиатного наркомана можно считать ходячим трупом уже изначально.

В силу упомянутой толерантности тушки героиновый нарик, ставивший себе давно привычную откалиброванную дозу, с очередного ничем не примечательного укола может стать героем: привычная доза внезапно становится запредельной. Более того, недавно выяснилось, что толерантность бывает не только эндогенной, но и экзогенной, например, системный нарк, успешно ставивший грамм у себя дома, может от того же самого грамма, поставленного в людном туалете местного макфака, неиллюзорно загнуться. Британские учёные гарантируют. Ещё один весьма распространённый вариант стать героем от передоза — это, как ни странно, встретить чистый продукт. Дженис Джоплин и Сид Вишес с того света гарантируют это! Активно повышая дозу, торч может дойти до одного или даже двух граммов грязного вещества, где чистого гера, скажем 10-15% (бывает даже 75 грамм на три кило бутора). Потом нашему торчку последний раз в его жизни улыбается удача — он покупает гер у менее гнилого барыги и в его дозе ВНЕЗАПНО оказывается в три раза больше действующего вещества. А на вид-то и не определить. Делает он, значит, себе давно уже привычный укол, хуяк — и забывает дышать.

Помимо вышеописанного быстро и надежно присоединиться к большинству помогает наркам и убитая герычем система собственного иммунитета. Герыч, даже если нарк мегаосторожен и колется исключительно чистыми шприцами (поначалу, может, и да, но потом более 90% забивают), всегда идет рядышком с гепатитами и СПИДом. Помимо херовости самих этих болезней (и без герыча летальный исход от них обеспечен в течение, как правило, 5‒10 лет — от гепатита, впрочем, недавно изобрели таблетку, но ЕРЖ-фармацевты хотят $1000 за штуку, а таких надо под сотню (1кк русских фантиков по состоянию на 2016)), они помогают и прочим болячкам активней жрать родной организм нарка.

Один питерский фтизиатр комментировал заболеваемость нарков туберкулезом примерно так: «Если есть стайка нарков, и один из них подхватил туберкулез, в течение года все они оказываются у меня и к концу года у патологоанатома».

[править] Смеси с другими веществами

Особо одарённые торчки рано или поздно приходят к выводу, что колоться одними только опиатами экономически крайне невыгодно, а посему прибегают к тому, что в медицине называется нейролептаналгезией — точнее, к пародии на неё.

Для того, чтобы упороться качественно, но подешевле, наркоманы мешают героин с пипольфеном или димедролом, обладающими довольно сильным седативным действием — в частности, пипольфен всего в четыре раза слабее нейролептика аминазина, производным от которого и является (который, кстати, довольно часто идет в ход, да и другими нейролептиками данная публика не брезгует). Антигистаминное действие тоже дает профит — не чешешься и не тошнит. Особо «продвинутые» мешают с нафтизином, со всеми вытекающими.

Всё было бы прекрасно и ничуть не больно, но если здоровый человек, а не аллергик, постоянно принимает антигистамины, то у него неизбежно снижается иммунитет. Прибавьте сюда ещё высокую вероятность у торчка подхватить ВИЧ. Конкретно у наркоманов это выражается в «плохой крови», бледном виде и совершенно никакой сопротивляемости любым инфекциям, а в перспективе — флебитам, абсцессам и гниющим язвам, которые совершенно не желают заживать. Отношение со стороны врачей, занимающихся гнойными инфекциями, к торчам, обычно к моменту попадания в клинику имеющим интересный набор болезней помимо гниляков, обоснованно соответствующее.

При употреблении грязных, кустарно приготовленных препаратов из гнилого опия-сырца в смеси с антигистаминами риск разложиться заживо (и без того весьма высокий даже у «чистого» героинщика) у торчка возрастает на порядки.

Также существует понятие «разбодяживание герыча», то есть разбавление его перед продажей торчкам чем-нибудь, для повышения прибыльности. И хорошо ещё, если относительно безвредными сахаром или стрептоцидом, а то ведь могут и стиральным порошком или магнезией. Обычно, конечно, так экстремально не бодяжат: барыге невыгодно убивать наркомана быстро.

Speedball, он же «качели», он же «Антверпенский коктейль». Инъекция раствора смеси кокаина и героина, или же смеси любого амфетамина и любого опиата, или две инъекции растворов с небольшим промежутком в разные вены. Исключительно опасный наркококтейль — как ни странно, но вещества с прямо противоположным механизмом действия ничуть не подавляют свои свойства, а напротив, усиливают их (возникают, собственно, качели — бросает из стимуляции в седацию). Что приводит к крайне высокому риску стать героем — как от банального передоза, так и от сердечного приступа. Именно от последнего умерли актеры Ривер Феникс (винрарная роль в «Мой личный штат Айдахо») и Джон Белуши (помните фильм «Братья Блюз»?), вмазавшись как следует отборным спидболлом. Гламурненько и со вкусом, освободи от себя генофонд по-звёздному. Ещё жертвы спидбола — Хиллел Словак из Red Hot Chili Peppers, Лэйн Стэйли из Alice In Chains, Пол Грэй из Slipknot, Питер Стил из Type O Negative (несмотря на то, что не торчал на тот момент уже несколько лет). Чуть не стал героем Дэйв Гаан (Depeche Mode). Откачали. Ну, и невидимые миру безвестные менеджеры пачками, этих вообще абсолютно не жалко. Известен даже случай намеренной эвтаназии при помощи спидбола, причем поциентом стал аж целый английский король.

Sex, drugs, rock'n'roll — live fast, die young и всё такое прочее…

А мешать кровь со всяким говном — штука опасная втройне. И не имеет никакого значения — завязал ты лет десять назад или нет. Даже если завязал, сердце и печень уже порядком убиты — собственно говоря, это относится как раз к Питеру Стилу. Ещё и Вишеса сюда можно приписать, но кто подтвердит состав говна, которое Сид принял в последний раз в своей жизни. [1]

Также весьма распространен следующий рецепт: ляпнуться и незамедлительно покурить конопли. Есть более экстремальный вариант: выпить стакан водочки и незамедлительно вмазаться. Демо-версия: полтора литра пива и стакан крепчайшего растворимого нескафе залпом.

Другие опиаты и опиоиды

[править] Опий-сырец

Он же «чёрное», «черняшка», «ханка», «мазь», «говно», «лажа», «грязь», «карахан», «терьяк» [2] и так далее. Во времена СССР был основным веществом, используемым наркоманами (в СССР использовался термин «морфинист», «наркоманами» их стали называть уже в период перестройки) — героина в СССР было гораздо меньше. Приготовление наркотика требовало знаний, опыта и времени. Обычно опий старались не использовать per se, а обрабатывали раствор уксусным ангидридом с целью ацетилировать содержащийся в нём морфин и превратить его в героин. Вследствие чего уменьшалось количество вещества и достигалась экономия. Грязные растворы вызывали флебиты, абсцессы, повышение температуры и прочие радости и веселия.

В настоящее время опий-сырец встречается на наркорынке нечасто. «Мазью», как и «говном», опий-сырец называли из-за характерной консистенции. Он редко был полностью высохшим — чаще он был именно мазеобразной или говнообразной темно-коричневой субстанцией с очень неприятным запахом. До сих пор встречающееся выражение: «Маззь еззь? Заебиззь!», да и просто термин «вмазываться» — пережиток старого, совкового ещё торчкового сленга, применимого ныне к любым опиатам. С тех же времён — выражение «въебать говна», то есть закинуться неочищенными опиатами.

Именно об ангидриде пел во весь рот Юра Клинских в песне «Сельский Кайф». Стоит заметить, что сам Юра таки преставился именно «благодаря» норкотегам. Он сильно бухал некошерные напитки, переламываясь на алкоголе — распространенная ошибка многих торчков, решивших завязать — и с перепоя подавился мацой. Он посадил себе печень и умер, съев простую шоколадку — получил выброс почти чистой желчи в кровь. Sad, but true.

В девяностых годах прошлого века среди богобоязненных барыг считалось хорошим тоном развести опий-сырец речным песком или мукой в пропорции 50/50. Для большей кошерности в готовую смесь иногда добавляли растворимый кофе. В Новосибирске, например, купить неразбавленный мукой опий в то время было крайне проблематично. Учитывая общую антисанитарию при ацетилировании опия (хомяки, изготовленные из матрасной ваты и прочее), от упарывания подобными растворами нарков трясло буквально через раз.

В Средней Азии, впрочем, местные терьякеши не заморачивались с экстракцией, а поступали традиционным общеазиатским способом — курили опий через специальные трубки (очень отличающиеся от трубок для курения табака) или на скорую руку сделанные приспособления. С семидесятых годов XX века — прогресс, однако! — для нагревания порции опия стали использовать сильно разогретые паяльники, а получающийся дым быстро вдыхали через специальную трубочку. Курение опиума, с одной стороны, неэкономично, но с другой — не так опасно, как внутривенные инъекции: риск передознуться насмерть невелик. Зато очень велик риск наглухо и необратимо засрать густым, чёрным, смолистым и сажистым дымом бронхи и лёгкие, заработав весьма слабо совместимое с жизнью сочетание обструктивного бронхита с эмфиземой, а то и старый добрый рак.

[править] Маковая соломка

Она же «грызло», «кокнар», «кукнар», «кухнар», «кух». Верхняя часть растений мака — коробочки и стебли. Обычно «грызлом» называли соломку в размолотом виде. Алкалоидов содержит мало, требует сложной, ответственной и очень пожароопасной процедуры экстракции. Недаром во времена оные варщик вмазывался первым, и только спустя 10—20 минут «продукт» потребляли остальные. Или ретировались, вызвав к трупу докторов.

В настоящее время очень редкая экзотика, а когда-то по популярности соперничала с опием-сырцом: в конце 80-х при попытке декорировать свой палисадник клумбой с маком можно было столкнуться с набигающими торчками, которые выпиливали клумбу вместе со всем окружающим феншуем.

Сюда же относятся и «бубки», активно продающиеся в Минске и соседних деревнях. Причём вполне легально. Однако и по сей день отдельные упоротые увлекаются «кондитерским» маком, которым можно разжиться на любом рынке. Это весьма непростой кондитерский мак. Цимес в том, что он какбе плохо очищен от соломы (а в принципе, может даже специально загрязняться или пропитываться экстрактом). За несколько лет он вырос в цене в десяток раз и теперь активно крышуется ZOG в сельcкой местности (в Беларуси в частности).

[править] «Аптека»

Фармакопейные препараты — морфин, коаксил, промедол, трамадол, омнопон, гидрокодон, текодин, тилидин, буторфанол, фентанил, кодеин и так далее. Гидрокодон полностью запрещён в России, однако в США по-прежнему употребляется в составе препарата «Викодин». Фармакопейные наркотики набирают популярность, особенно в Дефолт-сити, из-за отсутствия доступного уличного героина. Конечно, это не относится к морфину и промедолу, но некоторые наименования в некоторых аптеках покупаются без проблем. Из «аптеки» наиболее популярен кодеин — употребляют его идиоты-школьники, объебосы на отходняках от спидов, а также не желающие связываться с нелегальным рынком небедные наркоманы из числа офисного планктона. Сжирают по пачке-другой (третьей, десятой) нурофена-плюс, терпинкода или коделака за один раз и зарабатывают, кроме наркомании, нарушение работы почек и печени в результате хронического отравления сопутствующими препаратами. Фактически кодеин является подобием отсутствующей официально в этой стране заместительной терапии — всем похуй даже на запрет продавать без рецепта препараты с кодеином, это коррупция, детка.

Опытные торчки «на системе» употребляют кодеин с целью не поймать кайф, а лишь «подлечиться» — избавиться от «кумаров» или «ломки». Обычно они стараются экстрагировать препарат из таблеток.

Кодеиновая зависимость не столь сурова, как героиновая или опийная, однако же очень занудна — фактически тяжёлой ломки нет, но нудные кумары могут длиться пару недель и более, совершенно выматывая торчка, решившего покончить с разорительным увлечением. Дополнительных сложностей добавляет крайняя степень доступности кодеинсодержащих препаратов. С июня 2012 — по рецепту, но это мало что изменило: иногда торчку достаточно спуститься на лифте и зайти в аптечку «под домом», чтобы намутить вещество и раскумариться, после чего все по новой. Стрелка осциллографа на Йэху Москвы одно время двигала простую, но эффективную идею резкого подъема заводских цен на кодеинсодержащие, но всем как всегда.

Промедол — это тот самый одноразовый шприц-тюбик из военной аптечки «последней помощи», которого там всегда не хватало. Ибо оттуда-то и шел основной его поток, из бездонных закромов родины, наполненных такими аптечками на случай мировой войны. Но как только этот источник иссяк, закончилась и популярность. С точки зрения доставления кайфа был не лучшим выбором — анальгетик хороший, но при этом не такой эйфоричный, как героин.

Кроме того, некоторые больные с высокой ампутацией, особенно травматической, и хроническими болями пожизненно остаются промедоловыми наркоманами — причём вполне на законных основаниях. Хотя в последнее время промедол заменяют трамадолом. Жгучие боли и зуд в уже не существующей ампутированной ноге или руке (фантомные ощущения) — это очень неприятно (а в долгосрочной перспективе — настоятельно толкают в петлю), и обычно они подавляются именно опиатами. Особенно много таких инвалидов-наркоманов бывает после войн, фетиш советской силы воли Мæресьев просто-таки ворочается в гробу от осознания малочисленности своих последователей.

Собственно, опиатная наркомания в её нынешнем виде и появилась-то впервые именно после Гражданской войны в США. Это была первая «современная» война с широким использованием более-менее точной артиллерии и винтовок, а значит, с кучей «грязных» травматических ампутаций, кое-как залатанных штатными военными костоправами. При этом, если на Юге для обезболивания обычно применяли старый добрый опиум — покури, солдат, и всё пройдёт — то на более технически продвинутом Севере юзали только-только изобретённый шприц для внутривенных инъекций и раствор морфина, причём дозы порой брали лошадиные. И это ещё не говоря о вышеупомянутой проблеме фантомных болей… Вот и поползли по дорогам САСШ караваны ветеранов-инвалидов со шприцами в солдатских ранцах и отчаянным желанием наскрести на очередную дозу.

В настоящее время промедол чуть более чем наполовину изъят из индивидуальных аптечек и заменен на тартрат буторфанола. С одной стороны, это позволяет военнослужащему не трястись за сохранность шприц-тюбика (ибо использование промедола влекло лютое, бешеное служебное разбирательство), с другой — эффективность этого препарата украинского производства крайне низка. Обезболивающий эффект может быть достигнут только через 20-30 минут, или вообще не достигнут.

Буторфанол в аптеках просто так не продается, но вполне доступен, поэтому популярен в ДС. Является агонистом-антагонистом опиатных рецепторов, означая, что человеку с чистыми рецепторами ничего не будет, а вот наркоману после укола мигом прочистит мозг, вытеснит героин и врубит ломку. Буторфанол не эйфоричен вообще. Возможно, именно отсюда наркоманское расовое «бутор» — примеси, добавляемые в наркотик жадным барыгой (вроде вышеописанной муки в опиуме) или просто никуда не годное вещество.

Ранее упомянутый трамадол — наркотик украинских и белорусских школьников, быдла и спрыгнувших с ширки, был весьма дешев и доступен. Как опиат слабее даже кодеина (в медицинской классификации, а реальный приход от него намного сильнее, просто дозы нужны большие), но антидепрессант (СИОЗС) и обезболивающее. Токсичная штука, убивает желудок, печень, почки и является первым шагом к героину, наряду с кодеином. Трамадол имеет низкий потенциал развития зависимости, по сравнению с героином. Однако при длительном применении высоких доз развиваются привыкание, физическая и психическая зависимость. Некоторые торчки предпочитают трамадол героину. Передозироваться трамом сложно, а приход длительный и яркий. В сравнении с героином трамадол — это изысканное вино против самогона для вашего организма. Ведь недаром его массово выписывали различным больным, предпочитая другим наркотическим анальгетикам. Соотношение «эффект — вред» в пользу трамадола. Также трамадол начинают использовать в заместительной терапии наряду с метадоном. К счастью, есть препараты, в которых трамадол смешан с парацетамолом, их употребление грозит быстрой и мучительной смертью от поочередного отказа всех потрохов — это прекрасно влияет на генофонд нации.

Налбуфин — последнее слово в заменительной терапии, распространился ещё в 90-х именно чтоб снимать с героина, хотя на инструкции написано: «Анальгетик». Прущий эффект выражен вяло, поскольку он не только агонист, но и антагонист опиоидных рецепторов, однако от всячески ноющих болей, плохого сна, неаппетита, поноса, и просто усталости от жизни спасает менее чем с одного куба. Даёт желание жить, завоевывать мир, помогает работать 24/7 при правильном употреблении или лечь спать незамедлительно, особенно если смешать с димедролом и/или супрастином. Употребляется сугубо через шприц, что делает его менее распространенным — новоявленный торчок ширки боится, опытные, как правило, находят что-то более эйфоричное. Тем не менее, очень распространен в ряде городов Хохляндии, причём в оной по приблизительным подсчетам производится налбуфин ажно трёх разных торговых марок, одна из которых и вовсе носит имя «Налбук». Это жжж неспоста… Препарат требует осторожного подхода, впрочем, как и большинство опиатов. Сначала кажется, что всё легко и просто, а ломки нету и не будет — оно так и есть, если принимать не более трёх дней. А вот уже спустя неделю — всё станет очень сложно. Тем не менее — налбуфин популярен у торчков из числа военных. Подвох в том, что основной поток налбуфина идёт из военных аптечек типа «АМЗИ». Сначала солдат-торч использует за два-три подхода свой шприц-тюбик, потом ворует у соседа, потом у кого получится… после боевухи половина аптечек оказываются без шприц-тюбиков. Привыкание к налбуфину очень индивидуальное: кто-то сторчится и от 3-4 шприцов, другой же будет колоться чаще без заметного привыкания. И всё равно итог у всех военных торчей почти всегда один — перепрыгивают на ширку/амфетыч/химку, и всё становится намного хуже. Потом новоиспечённого наркомана выгоняют нахуй из армии по НСС или просто не продлевают контракт. Дальше, как правило, пиздец.

Морфин — старый, добрый медицинский морфий до сих пор производится и продаётся, хотя и потеснён промедолом. Прущий эффект — один из лучших среди аптеки. Цена вопроса за упаковку на пять инъекций — как пачка сигарет. Единственная проблемка — рецепт строгой учётности, как и на большинство других аптечных опиатов. Легально такой рецептик дают ампутантам и онкобольным в последней стадии. И нет, не пытайся упражняться в полиграфии: даже если ты найдешь, где его легально продают — обязательно будут отзваниваться инстанции, выдавшей рецепт. Хач-аптеки им тоже не торгуют. Нечистые на руку медики — очень даже торгуют, но тут цена вопроса будет уже далеко не в пачку сигарет.

Героин (от лат. heroicus — сильнодействующий), он же диацетилморфин, он же чёрный, он же белый, герыч, герасим, герман, гертруда, гердос, герондос, гера, медленный, грязный, джанк, хмурый, тихий, шершавый, гречка и так далее — наркотик из семейства опиатов, в своё время синтезированный компанией Bayer в качестве более дешевого, удобного и не вызывающего привыкания заменителя морфина и продававшийся как средство от кашля. Впоследствии выяснилось, что героином можно лечить ещё и болезненно возросшие половые потребности, нимфоманию, идиотию, маниакальные галлюцинации, склероз, грипп, сердечные жалобы и многие другие болезни. Поциент при таком лечении перестает обращать внимание на все эти мелочи.